Здравствуйте, с Вами говорит Государство

И все чаще старается делать это на понятном языке

Комментарий Котиков

Для внимательного взгляда приметы этого повсюду — в неожиданно понятных с первого беглого взгляда объявлениях какой-нибудь серьезной конторы, в текстах на госпортале, от которых не ноют зубные пломбы, в смске от МЧС, из которой, как минимум, понятно, кто на ком стоял.

Слово живое все чаще теснит слово мертвое там, где этого не ждешь. Кажется, еще немного и это перестанет нас удивлять.

Но пока удивляет, хотя видно, что работа в вышеозначенном направлении производится в соответствии с современными тенденциями коммуникационной культуры и формирующимися на ее основе регламентами (ой!).

Екатерина Мирошкина, редактор экономических новостей Тинькофф-журнала, одна из тех, кто старается помочь государству заговорить человеческим языком.


image1

Уже несколько месяцев я помогаю государству разговаривать с людьми. Какие-то тексты, которые вы можете видеть от лица государства, — мои. Надеюсь, это неплохие тексты и они приносят пользу.

При этом я никак не связана с политикой, не состою ни в каких партиях, ни за кого не агитирую, максимально толерантна и все такое. Моя работа — писать тексты, которые помогут конкретному человеку или семье. Это не имеет ничего общего с пропагандой. Помогать государству — это помогать людям понять сложное. И это не значит писать про политику.

Предстоит еще очень много работы. Несколько раз мне хотелось сдаться, потому что сил и времени совсем не остается: все-таки на первом месте у меня Т—Ж. Но я знаю, что нужна там, и еще повоюю.

Вот какие выводы я сделала за это время.


banner-to-text-KM


Государство — это люди

Вам отвечают люди, интерфейсы пишут тоже люди, выбирают картинки, верстают и делают рассылки обычные люди. Ну как обычные — все, с кем мне приходилось общаться, это профессионалы. Ответственные, грамотные, болеющие за свое дело ребята. Они умеют программировать, проектировать и писать не хуже тех, кто их критикует.

Вы можете их не знать и думать, что они так и хотят вам навредить, потому и не работает кнопка для отправки заявления или не открывается личный кабинет на сайте ведомства. Но если он не открывается, значит, прямо сейчас, по ту сторону интерфейса сидят парни, которые пытаются его починить. И починят. Это огромная машина, которая все время меняется и обрабатывает миллионы запросов. Она может сломаться или забуксовать. Но ее сломало не государство и не специально.

Эти люди много работают

Я работаю допоздна. В 8 утра я уже у монитора, и в 12 ночи я еще там. И, знаете, что — мой руководитель отвечает на вопросы в любое время в этом промежутке. Да, он представляет госструктуру и тоже работает. Он что-то делает, чтобы вам было удобнее заказывать услуги, получать информацию и писать жалобы. Это не служба поддержки и он не дежурит по сменам. У него есть семья, но он тоже болеет за проект, поэтому обсуждает со мной медиаплан поздно вечером.

Он не напишет пост о том, как решил сложную задачу. Его успехи не будут обсуждать в соцсетях. Он просто делает огромную, сложную и ответственную работу. Но ее как будто нет и спасибо за нее не говорят.

Работать со стороны государства сложно

image3

А вот ругать сервисы и тех людей, которые их делают — легко. Переписывать посты, уведомления и новости в своих блогах проще, чем написать их на самом деле и сделать так, чтобы именно это сообщение согласовали и пустили в рассылку.

Это огромная ответственность, когда понимаешь, что за одно неосторожное слово или неточную формулировку хаять в соцсетях будут не редактора, не разработчика и не руководителя проекта, а государство. И никто не выйдет и не напишет пост в защиту и с пояснениями. Не может у государства быть такого гениального главреда, как в Тинькофф-журнале, который горой стоит за своих авторов.

И ты, как автор статьи тоже не можешь выйти и объяснить, хотя аргументов достаточно. Ты будешь наблюдать, как твой полезный и построенный по редполитике (да, у государства есть редполитика) текст разносят те, кто не читал книги об инфостиле. И простыми словами им не надо: они требуют уважительно и с цитатой из закона.

А ты читаешь все это и думаешь: люди, да, хотелось упростить, не о том же статья, вот же главное, а вот ссылка на закон, ну чего вы придрались, пытались же как лучше, пользу принести и помочь.

Но читатель неумолим: да как вы смеете искажать смысл, да вы официальный орган и зачем вы, вообще, что-то объясняете, если все написано в законах.

Нельзя злиться на такой комментарий. Его написал тоже человек. Он гражданин и у него такое мнение. Нельзя всем тыкать инфостилем, хоть я его уважаю и использую. В коммуникациях на стороне государства нужно как-то приспосабливаться к мнениям миллионов.

А это разные мнения. То, что мы считаем полезным действием, многие могут считать панибратством. И приходится лавировать. Иногда именно эти попытки всем угодить вы критикуете и смеетесь над ними. Понимаю, что не со зла, и все мы хотим как лучше. И я сама критикую, чего уж там. Но на деле все сложнее, чем написано в редакторских блогах.


Комментарий Котиков

Редакторские блоги, а особенно чатики — любимое место Котиков, где они следят за новейшими тенденциями моды. Нет более быстрого способа узнать, какие модели редакторских белых польт актуальны в этом сезоне. Очень бодрит.

Иногда даже кажется, что вот сейчас выйдешь в мир реальных текстов, а вокруг пиршество точных фраз, неслучайных слов и пристального внимания к мелочам.

Так бывает, когда выходишь на улицу после модного показа. И видишь отрезвляющий контраст между подиумом и жизнью.

С чатиками похожая история — большинство их самых ярких звезд в реальной работе предпочитают что-нибудь привычное и немаркое. По тысяче объективных причин.


У государства огромная аудитория с разными предпочтениями

image2

Приведу пример. В редакторской тусовке уже давно никто не пишет «Вы», это моветон. Пишут «вы» и всем советуют. И я так пишу.

А вам когда-нибудь приходилось отвечать на письмо с жалобой, которую переслали «оттуда ↑»? И в которой человек официально жалуется на самый-самый верх, что к нему в рассылке обратились на «вы» с маленькой буквы? Люди пишут в Академию наук и требуют разобраться. Это не шутка, так правда бывает. Им обидно видеть обращение на «вы» с маленькой. Им это неприятно и унизительно. Неважно почему: они имеют на это право.

Может быть, человек, всю жизнь работал начальником на заводе и так привык. Или наоборот. Он всю жизнь простоял у станка или работал на шахте. Видеть в письме от государства «Вы» — признание его заслуг.

Не торопитесь критиковать документ из ведомства, в котором написано «Вы». Вдруг это не просто так. Таких ситуаций много и всем угодить нельзя. Нужно подстраиваться. Если вам смешно читать сообщение о погоде, возможно, редактор в этом не виноват.

Обсуждать эти сообщения в чатиках так просто. Предлагать свои варианты тоже так увлекательно. А вы напишите на миллион человек и получите сто ответов с претензиями. Ваша версия может сильно измениться или вы хотя бы поймете, почему сообщение именно такое.

Всегда будут сбои и накладки на местах

Одна команда работает на износ, с полной отдачей. Не все получается, но ребята стараются и им не все равно.

А потом женщина за стеклом в МФЦ просто разнервничалась и грубо ответила посетителю. И всё: государство плохое, сервис ваш никуда не годится, законы дурацкие и сил больше нет это терпеть. А мы, может, тексты написали очень даже хорошие и полезные. Но не текстами едиными.

В текстах нельзя упрощать вообще все

Законы не просто так написаны сложным языком. Да, есть перегибы. Но чаще всего эти длинные строчки оправданы. Мы можем не знать, чем именно. Я изучала эту тему и она не заканчивается на редактуре. Там все сложнее: когда-нибудь расскажу. Достаточно понять, как проводят лингвистическую экспертизу законов.

Есть случаи, когда из-за предлога люди выигрывали суды, а кто-то терял деньги и бизнес. Это нам, редакторам, кажется, что «и»/»или» — да подумаешь, вообще запятую поставим. А вот и нет. Каждое сообщение от государства рассматривают через лупу. Иногда лучше написать чуть сложнее, но без искажений. Опасно это. Для упрощений есть другие издания, а у госорганов «своя война». Не все туда идут за пользой, а игнорировать нельзя никого.

Государство старается говорить понятно

image4

Это правда. Может быть, еще не все ведомства и не во всех каналах коммуникаций. Если вы так не считаете или не замечаете этих попыток, тогда сделайте что-то, чтобы изменить это.

Это не текст в блог написать и не в соцсетях пообщаться. Это огромный объем контента и текстов для коммуникаций. Этим текстам объективно нужна редактура, но у государства нет огромного штата редакторов.

Часто государству нужны не просто редакторы, а люди с экспертными знаниями. Вы же не захотите, чтобы об оформлении документов, пособий и реализации ваших прав рассказывал редактор, который никогда не читал законы и вообще в них не разбирается? Вы же придете в ведомство уже не как редактор, а в конкретной жизненной ситуации.

Не все сотрудники умеют хорошо писать

Не в этом суть их работы. Не всегда это можно делать по правилам. Но у некоторых ведомств уже написана редполитика, а тексты пишут те, кто учился у известных редакторов и дизайнеров. Но нужно время. Еще несколько лет назад никто и представить бы не мог, что государственные тексты будут редактировать.

В этом направлении есть огромный прорыв, и я его вижу изнутри. По крайней мере, реагировать на сложный язык официальных сообщений я стала гораздо спокойнее. Я знаю, как это сложно. И я еще до них не добралась.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.

Подпишись на рассылку

Рассылка Безумных Котиков интернет-маркетинга, спонтанная, субъективная, обо всем.
Email *
Имя *
Нажимая кнопку «Сохранить», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.

Похожие статьи