Билль о правах: вечный спор автора и редактора

Не кажется ли вам, что редактор, которому вы сдаете статью, слишком много о себе понимает? Ну ладно еще замечания, но он же посягает на святое – вносит правки в статью. Вашу авторскую статью! Которая уже согласована с заказчиком. Да какое он имеет право!

Однако у каждого своя правда. Посмотрим на ситуацию с другой стороны. Автор этих строк лет двадцать жил «по обе стороны баррикад», не только сдавая статьи внутренним и внешним редакторам, но и принимая их от внутренних и внешних по отношению к редакции авторов. Видал разное.

Все конфликтные ситуации по разделу территории можно разделить на две части:

  1. «Правильные» – когда существуют регламентирующие их правила.
  2. «Обычаи делового оборота», когда правил нет, и каждый действует как привык.

Рассмотрим примеры.

Заглавные буквы: есть общие правила

Название компании в статье часто пишут с большой буквы, например, «Началов и Коллеги», а иногда и просто большими – ГЛАВРЫБА. То же самое может быть и с должностями – Руководитель Группы Разработчиков. Авторы обычно объясняют, что именно это словосочетание зарегистрировано в качестве официального названия каким-либо внешним или внутренним актом.

Между тем, есть правила русского языка, который, кстати, отличается от английского в части употребления заглавных букв.

Соответственно, у нас с большой буквы пишутся только аббревиатуры и первые слова, да и то не всегда. Скажем, Президент России (или любой другой страны) пишется с заглавной буквы, а президент компании – со строчной. Спорные вопросы решаются в стандартных ситуациях (их абсолютное большинство) сайтом Gramota.ru, а в нестандартных – Институтом русского языка.

Комментарий Котиков: это правильно. Но тоже надо понимать, что заказчик, на двери которого написано «Начальник Транспортного Цеха», может принять такую правку в штыки. И тут возможны варианты: прогибаться редакции вместе с автором или нет. Все зависит от авторитетности автора и редакции – и условий размещения статьи. Если это «я вам плачу, играйте по моим правилам» – высока вероятность появления больших букв там, где их быть не должно бы. Но сопротивляться нужно до последнего.

Транслитерация: играем по правилам площадки

Еще Пушкин писал: «но панталоны, фрак, жилет, всех этих слов на русском нет…». С тех пор эти слова прижились, зато на русском нет многих и многих других слов. Например, ретейлер. Или ритейлер. А как правильно? В оригинале retailer, но говорим-то мы «ри». В свое время корректор журнала, в котором я в тот момент работал, отстояла написание через «е», именно так мы и писали – в рамках своего ИД. Как же быть остальным? Поскольку правило не устоявшееся, и потому оба написания «в законе», то можно писать по-разному. Однако я бы рекомендовал уважать правила «хозяев поля», т.е. той площадки, куда вы отправляете статью. Просто по-человечески уважать.

Например, спорное написание e-mail: как правильно, вариантов масса. Писать по-английски (e-mail или email?) или по-русски? А если по-русски, то как: емэйл, имейл, е-мэйл, е-мейл … Коллеги из Out of Cloud собрали все варианты. И похоже, что уже широко принят вариант «емейл» без дефиса. Осталось дождаться мнения академиков.

Заголовки, подзаголовки, анонсы: защищена от правок только прямая речь

Начну с примера. Однажды мы в «Индустрии рекламы» собирались публиковать интервью с очередным чиновником из московского правительства по поводу рекламы (естественно). Пресс-служба затребовала на согласование весь текст интервью, включая заголовки. Главный редактор категорически отказалась это делать, потому что «эдак никакое интервью не опубликуешь». И действительно, по закону согласовывается только прямая речь, а разного рода вводки и подводки – прерогатива редакции. Так что спикер может высказывать свое мнение, а вот упорствовать по поводу остального не стоит.

Комментарий Котиков: фокус в том, что стремление сделать вялое интервью интересным может привести к искажению информации. Так что упорствовать может и не надо, но убедиться, что все корректно – стоит. В нашей практике бывали моменты, когда приходилось отступать, хотя я всегда буду помнить этот анонс к статье про презентации. «Наш сммщик знает что делает, так будет больше кликов» — такой аргумент любого автора сразит наповал, верно?

Согласования: сложный случай

Продолжаем разговор. Редактор что-то поменял в вашем тексте. Надо ли отстаивать истину? Мой ответ: когда как. Иногда стоит, иногда нет. Приведу пример. Однажды я проводил интервью с одним из топ-менеджеров компании-производителя соков. Он пришел на него вдвоем с пиарщицей, это обычная практика. Интервью получилось интересным и острым. И я был приятно удивлен, когда получив текст после согласования, увидел, что острые места остались, зато цифры и последовательность событий были исправлены. Другими словами, это был один из редких (в моей практике) случаев, когда участие пиар-менеджера улучшило текст.

Комментарий Котиков: случай и в самом деле редкий. Чаще всего – и тут нас поддержат все авторы – заказчик правит «под себя». Так, чтобы поглянцевее выглядеть, сгладить шероховатости, а с ними и жизнь из текста выдушить.

Зачем вы пишете, а они публикуют?

У редактора и внешнего автора чаще всего разные цели, и в этом надо отдавать себе отчет. Автору надо так или иначе засветить свои компетенции и показать товар лицом, редактора интересует трафик, т.е. читаемость материала. С формальной точки зрения, автор может «упереться» и защищать каждую строчку. Но он должен отдавать себе отчет: есть вероятность, что второй раз с ним просто никто не будет иметь дела. Авторов существенно больше, чем СМИ. В силу этого «рыночная власть» на стороне редактора, он это знает и этим пользуется.

Означает ли это всесильность редактора? Нет. Потому что есть правила русского языка, есть обычные правила построения текста, есть требования точности публикуемых данных. Обо всем этом можно и должно говорить с редактором. Чаще всего, в случае, когда обе стороны понимают приоритет «общечеловеческих ценностей», консенсуса удается добиться. Важно только понимать свои границы.

Впрочем, все это давно сказано Пушкиным

Картину раз высматривал сапожник
И в обуви ошибку указал;
Взяв тотчас кисть, исправился художник…

Вот тут бы и остановиться. Но нет. Часто, очень часто автор начинает «развивать успех», настаивая на полном соответствии опубликованного текста оригиналу. У меня в подобных ситуациях есть два варианта ответа. Первый: «Я же не учу вас руководить компанией, почему же вы учите меня моей профессии». И второй: «Вы можете публиковать свой вариант на собственном сайте».

Однако Пушкин сказал лучше. Закончим цитату.

…Вот, подбочась, сапожник продолжал:
«Мне кажется, лицо немного криво…
А эта грудь не слишком ли нага?»…
Тут Апеллес прервал нетерпеливо:
«Суди, дружок, не свыше сапога!»

Есть у меня приятель на примете:
Не ведаю, в каком бы он предмете
Был знатоком, хоть строг он на словах,
Но черт его несет судить о свете:
Попробуй он судить о сапогах!

Александр Сергеевич знал предмет, ведь он был не только поэтом, но и издателем.

Фото на обложке: аргентинский сапожник.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.

Подпишись на рассылку

Рассылка Безумных Котиков интернет-маркетинга, спонтанная, субъективная, обо всем.
Email *
Имя *
Нажимая кнопку «Сохранить», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.