Редакции настороженно смотрят на «инфостильных» авторов — в чем дело?

Редакторам надоело читать «просто о сложном»

Полтора года назад мы написали статью «Почему пропаганда инфостиля вредит рынку». Естественно, это был легкий наброс, поскольку Главред на самом деле полезен, а Максим Ильяхов на самом деле большой молодец (и это без всякой иронии).

А теперь вот оказалось, что мы были кое в чем правы.

Продукт всегда живет не той жизнью, какую планирует его создатель. Особенно если это востребованный продукт.

  • Главред стал одним из инструментов для биржевых копирайтеров, которые теперь используют не только антиплагиатор, но и Главред, подгоняя свои рерайты под заданные баллы.
  • Инфостиль пошел в массы пишущих — и многим помог подняться на ступеньку выше. А кому-то не помог. Прям сильно не помог.

Мы (Котики) тоже обжигаемся на авторах. Даже можем выделить несколько категорий, одной из которых будет «инфостиль головного мозга». Это не самая большая группа авторов, но самая, пожалуй, разочаровывающая. Как-то не ждешь тут подвоха, вот отнюдь.

Рояль не отвечает за ошибки пианиста

  • Главред в порядке.
  • Максим Ильяхов молодец и умница.
  • Инфостиль хорош, когда применяется с головой.

Мы сейчас говорим о случаях, когда голову не включают. Случаев стало много — надо разобраться, что ж не так.

С чего все началось на этот раз

В Телеграме появился пост Родиона Скрябина из Лайфхакера. Приводим как есть, за содержание отвечает один лишь автор поста.

 

6Ильяхова перечитал што ли?

Мы с главредом Машей, кажется, мастерски научились вычислять «ильяховцев» в тестовых заданиях на позицию автора Лайфхакера. «Ильяховец» — это «коммерческий писатель», слепо пытающийся скопировать стиль Максима, нелепый подражатель. Чем популярнее «Пиши, сокращай», тем больше таких «райтеров».

Один из пунктов тестового задания — расскажите о себе. Все как на ладони Влада Кадони. У «ильяховца» обязательно есть что-то из списка:

1. Автономный блог на Эгее или на WordPress со скином «Занудного адаптивного блога» и без навигации;

2. Иллюстрации: графика с инверсией цвета или без в рамке, живопись с оттеночным солидом поверх, перечеркнутые скриншоты плохих примеров;

3. Рассылка о редактуре, переговорах, дизайне или о том какой он («ильяховец») крутой;

4. Напускное занудство и отрешенность;

5. New! Telegram-канал о редактуре, переговорах, дизайне или о том какой он крутой.

99% текстов о себе начинаются со слов: «Меня зовут Ивонна, хочу работать писателем в вашем деловом СМИ». У Максима так написано в письме «Текст о себе», значит так и надо писать.

«Ильяховцы» умеют писать только и только о редактуре, переговорах, дизайне или о том какие они крутые. Другие темы их пугают.

С главредом Машей мы договорились, что инфостиль нам вообще не очень подходит. Инфостиль ровняет все тексты как каток. Он идеален для коммерческих текстов — четко, сухо, не к чему придраться.

«Нам нужен голос автора и индивидуальность. Нужно много авторов и чтобы все разные и крутые» — говорит главред Маша.

Для справки: я читал книгу, «Продвинутый курс Главреда» и «Курс Главреда по переговорам». Максим мне очень нравится, особенно то, что он делает с Раем в Т—Ж. Однако любой универсальный подход рождает чудовищ.

Сорян.


Пост попал в один из приватных редакторских чатиков, где некоторые участники высказались в том смысле, что тоже сталкивались с похожими ситуациями.

Котики, будучи одной из первых жертв нашествия «псевдо-ильяховцев» (от одного отбиться не сумели и он нахально прижился у нас в качестве редактора), не могли пройти мимо и попросили прокомментировать ситуацию тех, кто так или иначе с ней связан. И вот что получилось в результате.


1Никита Белоголовцев, главный редактор «Мела»

Как человек, который разгрёб летом пару сотен резюме, подпишусь под словами ЛХ. Со стороны редактора всё так и выглядит.

90% людей, которые присылают такие резюме, уверены, что они взломали код текста и знают как писать куда угодно и о чём угодно.

С моей точки зрения, у проблемы 3 основных составляющих.

Во-первых, Максим Ильяхов, огромный профессионал в своем деле, сам того не желая, подарил миру и людям, которые прочитали его книгу, убежденность, что есть некий абстрактный текст, который может быть абстрактно хорошим. И что если ты «взломаешь код текста», то сможешь хорошо писать о чём угодно, неважно, о финансах, раскладушках, воспитании детей, о музыке для сайта MTV.

Я глубоко убеждён, что это невозможно. Не существует никакого текста в вакууме, есть конкретный текст на конкретную тему и — на самом деле — еще и для конкретного издания. У которого есть свой стиль, свой читатель, сложившиеся практики и так далее.

Невозможно одинаково хорошо писать всё и для всего, всё для всего можно писать одинаково плохо. Можно о чём-то писать хорошо, а обо всём остальном одинаково плохо. Я практически не видел исключений.

Люди, которые смогли как-то собой пробить исключение из этого правила, стали блестящими редакторами или самим Максимом. Это первая штука.

Вторая штука — я всё-таки убежден, что несмотря на некоторое очевидное переосмысление журналистики, в ней есть свои непреложные законы и один из непреложных законов в том, что мы, так или иначе, развлекаем читателя.

Будь то смешной текст, подборка фоточек или даже серьезные расследование — это все равно некоторое количество времени, которое читатель тратит на издание для своей приятности.
Если это еще и полезно кроме приятного — супер. Но сводить всё к некоторому набору сухих фраз, мне кажется категорически неверным.

Я сам всегда стараюсь редакторам и авторам, работающим со мной, говорить: «если вы убираете слово из текста и текст не становится хуже, значит, он становится лучше, значит, это было лишнее слово». При этом я категорически не согласен с тем, что в тексте должны оставаться исключительно слова, несущие смысл. В тексте могут быть слова, несущие настроение, в тексте могут быть слова, несущие ощущения, в тексте могут быть слова, несущие и вызывающие эмоции и нельзя сводить всё это к набору правил работающего текста. Всё станет пресным, одинаковым и никому не интересным.

И, собственно, третий пункт. Ложные фанаты инфостиля, назовем их так, надеюсь, никого не обидев. Есть у них некоторая категоричность: инфостиль, правильный инфостиль, Главред и прочее. Этой категоричностью в себе убивается желание понять, чего от тебя ждут на другой стороне. От тебя же могут не ждать инфостиля, а могут, например, ждать какого-нибудь антонима инфостиля. И кому-то это нравится, кто-то с удовольствием это читает.

Ведь когда публикуешь вакансию, подразумеваешь, что человек на том конце провода прочитал какое-то количество текстов твоего издания. Посмотрел, в каком стиле они пишутся, даже, возможно, попробовал предположить, зачем они пишутся так и только потом предложил свои услуги.

К сожалению, часто наталкиваешься на людей которые говорят: хочу у вас работать, опыт такой-то, а дальше идёт тестовое задание или примеры работ, перпендикулярные тому, чего ты ожидаешь от кандидатов. И когда ты эту перпендикулярность озвучиваешь, ты получаешь вопросы или комментарии или сожаления по поводу баллов на Главреде, воды и всего остального.

Нарочитое отсутствие авторского стиля — это же тоже стиль. Как воинствующий и радикально проповедуемый атеизм становится своего рода религией, как это было в Советском союзе.


6058F4E9-AF33-479B-A7AD-5A6F4231110AМария Верховцева, главный редактор «Лайфхакера»

Инфостиль это уравниловка.
Он обезличивает, цементирует.
Проблема в том, что многие считают инфостиль гарантом качества, а это не так.
Инфостиль не учит, как надо создавать хороший, чёрт возьми, очень хороший материал. Он выдаёт рельсы: железные оковы. Если человек и так хорошо пишет, инфостиль никак не помешает ему, и, наоборот, будет служить хорошей методикой. Если плохо — инфостиль лишь станет красивой обёрткой этого дерьма.
Так что в вопросах качества и крутизны контента большой роли он не играет.


Автор первоначального поста тоже посчитал нужным его прокомментировать.

Родион Скрябин

Что я хотел сказать этим постом?

1. Любую хорошую вещь могут испортить недалекие люди. Так и с инфостилем.

2. Я считаю, что для издания инфостиль не лучшее решение.

Максим ввел моду на редакторов — это круто. Но мода увеличивает число недалеких людей, которые пытаются реализовать себя в ней. Когда Гагарин полетел в космос, все хотели стать космонавтами. Когда по ТНТ начали показывать Comedy Club, все хотели пошловато шутить по ТВ. Когда Максим возродил инфостиль, все захотели стать редакторами и писать тексты.

Максим создал уникальный фильтр для отсеивания авторов. Видишь в отклике «Меня зовут Ивонна…», отвечаешь отказом. Это довольно удобно.

Возможно мне не стоило назвать таких авторов именно «ильяховцами», а придумать для них нейтральное обозначение — «недоавтор». Но «недоавторов» много, а неумелых последователей учения об инфостиле меньше. Я писал про них.

Я бы хотел, чтобы люди перестали читать в интернете о симптомах заболеваний и заниматься самолечением — это опасно. Я бы хотел, чтобы люди читали «Пиши, сокращай», применяли инструменты по назначению и делали крутой контент — это полезно.

P.S.: Было весело весь вечер получать в личку подгоревшие форварды из писательских чатиков. Особенно от тех «ильяховцев», которых мы к себе не взяли.

Максима люблю, он крутой. Пис!


5Александр Чижов, SMMplanner

Мне как-то раз в личные сообщения ВКонтакте кто-то написал, что как человек я не очень. Если точнее — «урод». Пока думаю, кто в данном случае не торт — ВКонтакте или школа, где этого человека научили писать.

К нам в редакцию приходят авторы без опыта в редактуре, о Максиме не ведающие. Так вот, там вообще пи**ец. Когда читаешь третью страницу вступления к пятистраничной статье — и «ильяховцу» обрадуешься.

«Демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех остальных». Тут очень даже применимо.


4Ян Хацкевич, редактор в DRIVE2, выпускник Школы редакторов

Ну, проблема, кажется, действительно есть. Я точно знаю, что и сам недалеко ушёл, но со стороны перегибы заметнее. 

Среди авторов, которые присылают мне письма, действительно много тех, кто «пишет просто о сложном», «помогает компаниям» и «не работает с мудаками». Это немного раздражает, но в целом мне подходит: с ними можно говорить на одном языке, они следуют минимальной текстовой гигиене и готовы учиться. Если таким указать на инфостильные штампы, многие работают над текстом дальше. 

С теми, кто с первых строк заявляет о своём презрении к инфостилю или не знает о нём, мне лично сложнее работать. Им надо в комментариях выкладывать мини-курс Главреда, знакомить с терминологией, убеждать. В конце концов, они отваливаются или тоже начинают генерить инфостильные штампы. Слишком много усилий, я к такому не готов. 

Те, кто научился у Ильяхова лучшим приёмам, включил голову и пошёл делать по-своему, мало. Они мне не пишут. Я сам им пишу.


3Георгий Рябой, блог Netpeak

Я из новостийщиков. И наш редактор однажды проводил мастер-класс «Как написать новость, не приходя в сознание». Речь шла как раз о структуре, синтаксисе, удалении стоп-слов. Это страшно, но не включая мозг можно делать практически всё: жить, писать, продавать, редактировать. Больно от этого только тем, кто мозг включает.

Долго искал этот безграмотный мем:

image2

Можно провести определенную параллель между «Главредом» и общедоступным высшим образованием. Это хорошо, это служит благим целям, но далеко не всем и не всегда полезно.


7Игорь Субботин, редактор Madcats, выпускник второй ступени Школы редакторов

Я сначала вспенился, потому что отнес написанное на счет выпускников Школы, в которой сам не так давно имел честь и всё такое. За выпускников стало обидно — все, с кем меня свела учеба, либо хорошие профессионалы, либо имеют все шансы ими стать. Они умеют учиться, они умеют выпускать крепкие «информационные продукты»,  они готовы переделывать столько раз, сколько требуется.

Единственный момент, о котором давно пора уже сказать, Школа не готовит редакторов в классическом смысле этого слова, она готовит авторов готовых информационных продуктов. Но сейчас-то речь и идет об авторах. И узнав, что к ним сложилось такое негативное отношение — я был ошарашен.

А потом понял, разговор не о выпускниках — не знаю никого из коллег по Школе, кто испытывал бы трудности с работой и стучался в двери редакций. Скорее наоборот, редакторов прошлого года выпуска топовые конторы сооблазняли царицами прям на защите.

Речь, судя по всему, о тех, кого сам Максим называет «троечниками» — они из всего инфостиля вынесли только «стоп-слова», пару уроков бесплатного курса, жажду писать короткими предложениями, шаблон текста о себе (шаблон, кстати, хороший), да ненависть к местоимениям.

Плюс непонятно на чем основанный пафос причастности (а сами в «Пиши, сокращай» даже секретную главу, появляющуюся, если прогладить обложку утюгом, не читали) к священному искусству инфостиля.

Ну да, есть такие люди. Не совсем, правда, понимаю, чем они хуже каких-нибудь «кулинаров гипнотических слов» или «мастеров доверительного копирайтинга с душой»? Идиотов в любом деле 95 процентов — и чего теперь, всем обняться и плакать?

«Инфостиль» — не пароль, известный только джедаям, о нем уже и цыганские лошади друг другу всё рассказали.

Инфостиль — это про структуру текста, работающую на главную мысль статьи, это про факты и примеры, помогающие раскрывать эту мысль. Это опора на чувственный опыт читателя и разговор в его мире. Это четкое понимание автором пользы, которую получит человек после прочтения, и постоянная фокусировка на этой пользе.

Проще говоря, это то, господа редакторы и редакторки, что вы справедливо любите в статьях и чего разными методами упорно добиваетесь от своих авторов.

Скучно читать статью? Это не инфостиль. Чтобы текст принес пользу — его должны дочитать. Чтобы дочитали, он должен быть интересным. В каком месте здесь встраивается обязательность сухого стиля? Или хотя бы его допустимость?

Я вот в детстве ненавидел джаз, потому что дома было пять пластинок Утесова и дедушка любил их слушать. Но джаз-то тут каким боком?

К вам утесовы ломятся — ну так и гоните биндюжников в шею. А джаз не замайте.

PS: а про Эгею да, про Эгею метко подмечено. Но движок-то классный. Просто многие блог на нем создали лет на пять раньше, чем стоило бы. Но это пффф, такая мелочь, что и говорить не о чем.


Альтернативное мнение напоследок

Самое, пожалуй, интересное, что полезность Главреда там, куда он триумфально и слегка неожиданно зашел — в SEO-копирайтинге — тоже оценивается неоднозначно. И можно сказать, что инфостиль в сеошном/биржевом копирайтинге тоже не так чтобы остро востребован. Хотя до возмущения в редакционных кругах пока далеко.

Вот, например, оценка авторитетного в сеошных кругах аналитика.

2Алексей Трудов, SEO-аналитик

Что такое SEO-тексты в эпоху RankBrain, Баден-Бадена и Королёва? Предельно упростив, получаем три критерия:

  1. Контент решает задачу, с которой пользователь приходит из поиска.
  2. Страница содержит вхождения всех запросов, которые мы хотим продвинуть, а также связанную лексику (то, что принято называть LSI).
  3. Оптимизация не чрезмерна, текст остается естественным и не настораживает алгоритмы антиспама.

Может ли Главред помочь быстрее, лучше или дешевле добиваться выполнения любого пункта?

Сразу отпадает второй. В плане вхождений и текстовой релевантности никаких проверок у glvrd.ru нет.

Некоторую пользу сервис приносит, вычищая малоинформативные обороты. Их обилие в тексте, как показали исследования — одна из причин попадания под Баден-Баден. Однако «вода» в понимании поисковых систем и Главреда — не всегда одно и то же.

С удовлетворением потребности пользователя почти то же самое. Конкретика и простота восприятия безусловно идут в плюс. Но это всего лишь небольшой бонус. Если смысл, который ищут люди, не заложен изначально, то от замены нескольких слов он не появится.

Подводя итог. Главред создан не для оптимизации контента под поиск, а совсем для других задач. Да, его использование порой делает статьи более приятными, в том числе для поисковых роботов. Но он может и замедлить работу, дергая копирайтера ложными срабатываниями.

Рекомендую использовать оценку по Главреду на этапе приемки текстов. Низкий балл — повод внимательнее присмотреться к статье. А вот ставить копирайтеру задачу «не меньше N баллов» считаю неправильным. Это вводит в искушение сделать тяп-ляп, отдав все внимание формальным критериям.


И естественно, мы не можем не высказаться напоследок сами

Думается, это все болезни роста.

И хорошо тут главное: рост вообще есть.

Хуже было бы, если бы мы так и сидели в болоте унылых текстов «ниачём», набитых ключами, с завистью глядя снизу вверх на журналистов и филологов, которые бодро пишут в большие редакции.

Инфостиль — отличная лесенка наверх для многих. Шанс Рунета стать чище и понятнее. Точка отсчета и маркер для редакторов. Пусть он будет )))

Давайте через год повторим опрос и посмотрим, кто что скажет.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 4,60 из 5)
Загрузка...

7 комментариев на «“Редакции настороженно смотрят на «инфостильных» авторов — в чем дело?”»

  1. Safist:

    Вот спасибо! Порадовали.
    Каждого дебила с инфостилем головного мозга надо тыкать мордой в эту статью как нашкодившего кота.

  2. Федор:

    Читал-читал комментарии, все ждал: «И напоследок, мы попросили высказаться самого Максима». Но нет — не смогли не высказаться сами )

  3. Ольга:

    Дело в том, что в каждой второй статье Ильяхова звучит призыв включать голову. И у него тоже есть статьи про то, что если в теме не разбираешься, круто про нее не написать. Поэтому, я бы не стала называть плохих авторов «ильяховцами». Уверена, в свое время они так же читали «Гипнотические тексты» и писали заголовки по книге. Просто тогда не было такого одного популярного течения, как сейчас.

  4. Расстроил главный редактор «Лайфхакера», такая неаккуратная речь, отталкивающая. Поражает, почему люди копируют Максима. Надо придумывать что-то свое, зачем брать готовые решения и копировать, в результате это похоже не массовый психоз. Но Максим в этом не виноват, он не говорит своим, не копируйте меня, слушайте, но не делайте те же картинки, такие же тексты. Надо помогать человеку становиться собой, то есть со своим уникальным стилем, а не создавать бездушных роботов. И да я Максима читаю давно, движок Эгея не нравится, белый фон — себе использовала, фотки перечеркнутые — ну это плагиат, также плагиат писать как Максим:в два столбца: да и нет и выделять ненужные слова красным и оранжевым. Примеры нужны, их можно делать и по другому, стиль Ильяхова лучше не копировать никогда.

  5. Дополню предыдущий пост. Как вы можете отказывать людям, только потому что они пытались стать лучше и пошли учиться писать, как учит Максим. Никогда мы не стала работать с редактором, который оценивает авторам по первому предложению, по движку Эгея и т.д. Извините, но кто вас в редакцию пустил? Автора надо выбирать по заданию и той пользе, которую он может дать вашему (чужому) бизнесу. Как можно выбирать автора по сопроводительному письму??? Дайте задание, посмотрите его работы на чужих сайтах. И не факт, что выбранные вами авторы, которые про инфостиль не знают, не уйдут от вас, когда вы начнете наседать на них и учить, что нужно в статье, а что не нужно. Прицепились к стилю, а не кто не высказал про пользу для целевой аудитории, это самое главное.

  6. Инфостиль лекарство от словоблудия, особенно в коммерческих текстах. Позволяет взглянуть на свою работу со стороны. Мне как СЕО-копирайтеру очень помог в своё время, так как многие упрекали меня в «сухости» текстов. Теперь отношение поменялось.
    Когда пишу свободные статьи, то на время забываю о Главреде, но чувствую, что он наблюдает за мной.
    И как во многих других случаев – истина находится посередине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.

Подпишись на рассылку

Рассылка Безумных Котиков интернет-маркетинга, спонтанная, субъективная, обо всем.
Email *
Имя *
Нажимая кнопку «Сохранить», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.