Таисия Кудашкина: «Люблю с нуля и к высокой цели»

Недавно Майя Богданова сделала большое интервью с Таисией Кудашкиной для Сноба. И как всегда, когда человек интересный — многое осталось за кадром. Сноб интересовала скорее личная история и инвестиции. Нам стало интересно, как работает Вебсарафан. Поэтому вторая часть интервью достается читателям Котиков.


Что делать, если у инвестора твоего проекта изменились планы и ты осталась с командой в 25 человек, необходимостью платить им зарплату и полным непониманием как жить дальше? Конечно же, создавать новый проект. Самостоятельно, без инвестиций, зато с опорой на опыт и совершенные ошибки. Как это выглядит на практике, а не в теории, мы поговорили с создательницей проекта Websarafan Таисией Кудашкиной.

Как из твоего проекта Tulp получился Websarafan?

История Тюльпа — это история моего личного роста. Я совершила все ошибки человека, развивающегося на заемные деньги. Но в итоге именно благодаря Тюльпу заинтересовалась маркетингом и захотела разобраться. Первые полгода жизни WebSarafan я просто вела блог и расспрашивала интересных мне экспертов про маркетинг. Все это время я вкладывала свои деньги, создавала аудиторию, а потом уже начала пробовать это как-то монетизировать. Пробовала делать вебинары. Пробовала делать офлайн-мероприятие, на которое пришло 15 человек. Ездила на конференцию в Америку и брала интервью у тамошних маркетологов, но тоже не пошло. Единственное, что было условно успешно — это вебинары. Туда стало собираться много народу. Они и принесли первые доходы: я решила продавать записи вебинаров, а аудитория оказалась готова за них платить.

Почему в итоге для своих экспертов ты выбрала такой необычный формат, как подкасты? Не самый популярный формат в России.

Не поверишь, но мне просто нравятся подкасты. Я их довольно много слушаю сама, они мне помогают находить нужную информацию, и логично, что я выбрала именно этот формат. Невозможно делать то, от чего тебя не прет. В какой-то момент все равно бросишь.

Кроме того, до подкастов мы попробовали много чего: я вела блог, мы делали вебинары, делали видео, мы продвигали это все. Но в реальной жизни не прижилось ни то, ни другое. И я выбрала подкасты как формат, который понятен и удобен лично мне. Я с утра отправляю няню с детьми на улицу, у меня уже назначена встреча, готовы вопросы. Все, что я делаю — я сижу перед компьютером и записываю то, что мне говорит человек. Мне просто нравится это, и мне удобно это делать, сидя в трениках перед компьютером.

И наконец, что особенно приятно: у нас практически нет конкурентов. Рынок пустой. Есть 10 или 20 бизнес-подкастов, но учитывая потенциальный объем и вместимость рынка, это не считается.

Слушай, есть же признанные звезды в сфере маркетинга — Игорь Манн, Александр Левитас, Инна Алексеева, Олег Бармин… Почему их нет ни в твоих подкастах, ни на ивентах?

У Манна брала интервью, но для блога. Но вообще, я не очень люблю разговаривать со звездами. Я ищу новых, интересных людей, которые еще не обросли слоями известности и самомнения.

Кроме того, моя аудитория — это новенькие и маленькие компании. И мне хочется, чтобы люди ассоциировали себя с теми, с кем я разговариваю. И чтобы им это было близко. Чтобы опыт гостя можно было переложить на свой опыт, своего бизнеса, и побежать вдохновленным, делать что-то дальше.

Как ты выбираешь героев для подкастов?

Я беру тех людей, которые интересны лично мне. Ко мне приходят спикеры, они мне нравятся, и я записываю подкасты. Даша Манелова делает для нас аккаунт в Инстаграме. Виталий Пронин был нашим экспертом по ФБ. Мне любопытно, мне интересно с ними общаться, и мне хочется рассказать о них окружающим.

Кроме того, мне рекомендуют экспертов мои читатели и слушатели. Пишут письма, подсказывают идеи, дают советы в группе. И тогда я решаю, что с этой информацией делать — кого-то приглашаю, а кого-то и нет.

А кого читаешь прямо сейчас и кто полезен в ежедневной работе?

Я последнее время читаю мало, слушаю гораздо больше. Слушаю западные подкасты. Подбираю их под свои конкретные задачи. Вот вчера в команде возник вопрос «как удержать участников на платформе». У меня этот вопрос зудит, значит я иду в интернет, ищу, кто рассуждает на эту тему и нахожу полезные инструкции про удержание. Поэтому случайного или художественного почти ничего не читаю. Только то, что нужно для решения моих задач.

Как у Сарафана появились саммиты? Как отдельный продукт или для продвижения других продуктов?

Мы начали продавать вебинары, и оказалось, что это работает. Но тут уперлись в качество. Спикер выставил плохой свет, у него там холодильник на фоне или сам он в мятой рубашке и сонный. А мне это продавать? Отвечать своей репутацией?

И тогда я потащила спикеров «к себе». Точнее, стала собирать несколько спикеров, арендовать зал, технику — и так появились саммиты. Народ уже пытается копировать наш формат, но у большинства конверсия таких мероприятий в продажи только 3-4%, а у нас гораздо выше. Просто потому что у нас есть опыт и огромное количество фишек, которые мы придумали. В project-плане для саммита 150 пунктов минимум — вещи, которые мы точно сделаем.

Хочется конкретики. Скажи любые пять штук, которые надо сделать для успешного ивента?

Каждый раз это что-то новое. Например, раньше мы стеснялись, а теперь стали спрашивать телефоны у тех, кто подписывается на саммит. По телефону присылали напоминание о мероприятии за час до начала. Это позволило увеличить посещаемость на 30%! И не вызывало никакого отторжения, которого мы так боялись.

Или вот мы создали систему продаж через e-mail. Вроде как давно уже все умеют и знают, что продажи делаются через рассылки, а у меня не работало. Я пошла учиться к Петру Пономареву. И он рассказал, как делать продающие цепочки писем. Мы вместе разобрались с названиями, логикой, переходами. И у нас выросли продажи. Моментально.

Плюс само ведение мероприятия. Мои вопросы, включенность, энергетика — это наша фишка, которой нет у других. У нас не конференция, у нас радиошоу. Мы читаем комменты из чата, вовлекаем, играем с аудиторией. Это все делает нас уникальными, это наша дифференциация, если по-умному (я же теперь научилась, много маркетинговых словечек знаю!)

Масса работы у вас. Как удалось собрать команду под эти идеи?

За время работы в своем первом проекте я научилась нанимать людей. Сначала я нанимала людей и не понимала, что я от них жду. Ведь в больших компаниях, где я работала до этого, за тебя их нанимают, а ты командуешь тем, что есть. Только под конец работы в Тюльпе я поняла, что мой формат работы непривычен и не подходит для России. Поэтому в команде часто оказывались люди, которые не приживались в компании. И были задачи, которые никто не решал. В общем, тяжело было.

Я не микроменеджер. Я не говорю, что надо делать. Я беру человека, чтобы он делал то, что я не умею. Пусть он будет круче, чем я. Но пусть он не оборачивается на меня после каждого шага. В итоге я выработала свой стиль управления: я поняла, что я ставлю цели, мы вместе обсуждаем, как мы будем к ним идти, и раз в неделю встречаемся и обсуждаем, как мы идем и куда мы пришли. Думать сотрудник должен сам. И сейчас людей я себе подбираю, которых это устраивает.

Моя нынешняя команда пришла в проект уже не просто в поисках работы, а ко мне лично.

Я бы сказала, что в первую очередь они шли ко мне, а на проект — во вторую.

Мне помог персональный брендинг. Я довольно много пишу в сети, и по моим постам понятно, и какой я руководитель, и какие у меня ценности. Есть люди, которые понимают, что они не будут со мной работать. А есть те, кто наоборот влюбляются, и они хотят работать только со мной. Поэтому если мне нужен человек — теперь я просто пишу об этом в Фейсбуке, и за 2 дня получаю от 50 до 100 резюме.

Довольно много… Как выделиться из общей массы? Как тебя впечатлить?

Я беру людей своей крови. Когда искала редактора, пришло множество резюме. В какой-то момент я устала их читать, и читала только тизеры. Прочитала письмо от девушки из МИФа, которая где-то увидела весельную лодку Федора Конюхова (на которой он совершил кругосветку в одиночку), впечатлилась, написала ему и вместе они написали книгу и опубликовали его дневник. Я сразу поняла, что мне нужен такой человек. И уже полтора года мы с ней работаем. Есть какие-то истории, которые помогают узнать людей и понять, что вы свои, сработаетесь.

Как ты считаешь, имеют ли право на жизнь идеи, которые ничего не дают вдохновителю в финансовом плане?

В моей семье, я имею в виду родительскую семью, когда-то считалось, что только такие идеи и имеют право на жизнь. Что работать надо для радости, а не для денег и так далее. Папа мой альпинист, много лет ходит в горы, вся эта походная романтика 80-х, я думаю, понятно. какие у него идеалы…. Я долгое время считала так же. Что главное — заниматься тем, что нравится. А сейчас я понимаю, что деньги — это кровь любого проекта. Деньги дают тебе свободу, время и силу для экспериментов. Деньги дают жизнь. Они дают тебе новые контакты, новых людей, новые истории. Не будет никакого развития у проекта, в котором совсем нет денег. Как любой организм умрет без крови, так и самая лучшая идея умрет, зачахнет, если не придумать ей достойную монетизацию.

Ты так ярко и на глазах у всех реализуешь самые смелые идеи, пробуешь разные форматы… А есть ли что-то такое, что тебя пугает и заставляет сомневаться в себе?

Пугает то, что саммиты — это не постоянный доход. То есть если мы не сделали саммит или сделали его неудачно, то нам просто будет нечего есть. Нужно создавать какую-то постоянно действующую платформу, которая будет перекрывать базовые расходы. Хочется постоянный, предсказуемый доход. Над ней и работаем, вот запустили первую тестовую группу.

Собственное шоу в Америке. Цель, которую ты недавно озвучила, очень амбициозная. Ты веришь, что «смогла здесь — смогу и там?» или как-то более осторожно подходишь?

Я просто очень хочу это сделать. Я считаю, что я могу это сделать. Да, собственное шоу в Америке. Могу. И буду делать. Я не думаю «смогла — не смогла», не сравниваю. Когда-то я прочла у Джобса, что нужно жить каждый день так, как если бы этот день был последний. И я так живу. Выбираю, что для меня важно и делаю это. Один американский миллиардер на вопрос «What takes to make money?» сказал «Courage». Чтобы делать деньги нужна смелость. Я согласна. Это так тяжело — просто делать что-то отличное от того, что ты делаешь обычно.

Я просто позволяю себе пробовать. Ну, не получится. Но я столько всего получила от своих неполучившихся проектов, что ни за что бы не отказалась от них! Ошибка — это все равно удача, потому что она дает нам опыт и перемещает нас в новую точку. Там мы можем попробовать еще раз.

Недавно ты опубликовала свои фотографии в Фейсбуке практически ню. Где для тебя допустимая граница эпатажа?

Граница, конечно, есть, но она у меня внутри. Я стала гораздо смелее в плане провокаций и в плане своей открытости к обратной связи, чем была до Сарафана. Но все равно осторожничаю. Совсем обнаженку я бы не опубликовала. Но для возбуждения и привлечения внимание к себе, да, подразнить могу.

Недавно в группе очень неприязненно приняли Ольгу Юрковскую. Что ты чувствовала, как хозяйка площадки, глядя на происходящее?

Да, вокруг ее поста было много негатива. Мне не нравится негатив. И мне неважно, кто автор поста и почему этот негатив у меня в блоге вдруг образовался. Мне не нравится в принципе, когда люди говорят друг о друге гадости. Я могу удалить из группы за личные оскорбления. Могу удалить оскорбительные комменты. Но в данном случае рекламодателя (Ольгу) как раз все устраивало, и она считала, что это нормальное продвижение — таким образом она как раз отсеивает свою ЦА. Поэтому пост остался.

Надо понимать, что с того момента, как число людей в группе достигло 10 000, у комьюнити появилось влияние. И конечно, как и в любом обществе, в нашей группе есть и борьба за внимание, и ревность, и агрессия. Но я стараюсь, чтобы негатива было как можно меньше, а конструктива больше. Но даже мой ментор мне подтвердил, что совсем без агрессии в такой группе невозможно.

Ого, у тебя есть ментор! А кто это? Как ты его нашла?

А это такая американская тема. Твой уровень дохода равен среднему уровню людей, с которыми ты общаешься. Если не нравится уровень дохода — надо поменять окружение. И конечно, если ты ставишь перед собой сложную задачу, высоко поднимаешь планку, то тебе нужен ментор. Я долго думала, к кому же пойти? И как это вообще делается? Надо подойти и спросить «давайте вы будете моим ментором?». Зачем? Я сама не готова была бы тратить на кого-то свое время, и не понимаю, почему кто-то должен тратить на меня свое.

Поэтому я действую так: у меня есть конкретная проблема и есть понимание, кто в этой проблеме круто разбирается. Я прихожу к нему и задаю практический вопрос: «Слушай, у меня вот тут проблема — подскажи мне, как сделать…..». И так начинается общение.

При этом я стараюсь не напрягать человека. Я приеду тогда когда удобно и туда куда удобно, не буду надоедать разговорами о вечном или избыточным вниманием. И всем, кто помогает мне в решении моих задач, я очень признательна.

Как ты считаешь, возможен ли Вебсарафан без Кудашкиной? Ты хочешь его когда-нибудь продать?

Возможна ли Бизнес-молодость без своих лидеров? Очевидно, нет. Также и с ВебСарафаном. Хотя это же не сообщество имени Таи Кудашкиной. Я не считаю и не называю его личным проектом, и думаю, что в какой-то момент он дорастет до самостоятельности.

Пока он без меня невозможен, но я верю, что мы будем расти и развиваться, отладим оперативные процессы, найдем ответственных людей на разные направления и в этот момент можно будет отойти в сторону. Тогда, конечно, я его продам. Я точно знаю, что не могу заниматься 15 лет одним проектом, как Цукерберг. В какой-то момент мне точно надоест. Я люблю начало. Когда с нуля и к высокой цели.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.

Подпишись на рассылку

Рассылка Безумных Котиков интернет-маркетинга, спонтанная, субъективная, обо всем.
Email *
Имя *
Нажимая кнопку «Сохранить», вы подтверждаете, что ознакомились с Условиями обработки персональных данных и принимаете их.